1 576

Ньютон – один из самых успешных людей, когда-либо ступавших на Землю.
Его работа над законами движения и всемирного тяготения изменила то, как мы видим Вселенную, и его влияние на различные сферы – от оптики и астрономии до исчисления – можно ощутить и сегодня.

Однако, как человек, он часто был мелким, эгоистичным и очень сложным, с ним было не легко поладить. Есть много известных историй о том, как он вел себя крайне беспорядочно с людьми в его жизни.

И все же, по всем записям, по-видимому, существует четкое различие между Ньютоном, с которым столкнулись общество, и Ньютоном, который преследовал его научные начинания.
Хотя он не был особенно вдохновляющим, как коллега или знакомый, то, как он относился к своему увлечению познания мира, было другим.

Когда дело дошло до искусства изобретения, подход Ньютона был очень смиренным. Он видел себя просто любопытным учеником, блуждающим по берегу океана неоткрытых истин.
В письме, обменявшемся с соперником Робертом Гуком в 1676 году, он дал нам, возможно, одно из величайших прозрений в процессе открытия, когда он написал следующие слова:

«Если я видел дальше других, то потому, что стоял на плечах гигантов».

Коллективный интеллект – наш успех

Люди существуют около 200 000 лет, но до 70 000 лет назад мы не сильно отличались от других животных в нашем воздействии на окружающую среду.

Затем, за относительно короткий период времени, мы стали доминирующим хищником на Земле. Спустя несколько тысяч лет мы начали поселяться в сельскохозяйственные общины, и менее чем через 9000 лет после этого мы научились писать. С тех пор наша скорость прогресса только увеличивалась.

Современный мир, которым мы наслаждаемся сегодня, непостижимо отличается от мира, в котором мы жили в течение большей части нашего существования. Это вызывает важный вопрос. Что изменилось?
Ответ заключается в нашей способности передавать знания. Ни одно другое животное не может сделать это так, как мы.

Это началось с рассказов о том, что наша сложная форма языка позволяет нам рассказать друг другу, это усугублялось, когда мы начали записывать информацию, и это перешло на совершенно новый механизм, когда Ньютон и его предшественники начали научную революцию.

В одиночестве в дикой природе, мы не подходим для льва или гориллы. Вместе как разновидность наш коллективный интеллект позволил нам управлять планетой. Наша сила выросла из крупномасштабного сотрудничества.

Если Ньютон не прочитал работу Коперника, Кеплера и Галилея, он бы не знал, с чего начать. У него было то, что он назвал «Отходной книгой», где он хранил все важные отрывки из прочитанных им текстов. Это вдохновило его на многие открытия.

Через письменные слова и наши системы связи у нас есть возможность подключаться из разных морей и столетий. Без нашего коллективного знания мы начинали бы с нуля с каждым новым поколением, и наше влияние на Землю было бы астрономически иным.

Ничто полностью не оригинально

Слова открытия и изобретения часто ссылаются на что-то новое, что-то полезное, чего раньше не было. И учитывая эту коннотацию, когда большинство из нас думает об открытии или изобретении, мы думаем об этом как о чем-то новаторском, которое, казалось бы, появилось из воздуха.

В действительности любая новая идея, процесс или метод в некотором роде представляют собой комбинацию старых понятий и информации. Иногда связь между существующим знанием может быть свободным и достаточно абстрактным, чтобы не быть сразу видимым, но никакое открытие или изобретение не являются полностью оригинальными.

Основное понятие креативности, которое ведет к чему-то новому, заключается в том, что это процесс поиска отношений между тем, что мы уже знаем. Речь идет об объединении ментального инвентаря прошлого и смешении его по-новому, который каким-то образом работает контекстно.

В науке, например, новые идеи проходят процесс уточнения. Они начинаются как гипотеза, и они развиваются в теории, если они последовательно проходят фазу эксперимента. Любая теория держится до тех пор, пока не будет доказан неверный другой надежный эксперимент.

Гипотетически говоря, ничто не может быть доказано правильно. Это может быть только фальсифицировано или доказано неправильно. Наука – это игра приближения, которая становится все менее и менее ошибочной с течением времени.

Имея это в виду, контекст блестящей проницательности Ньютона делает еще больше смысла. Чтобы обнаружить и придумать то, что он сделал, и посмотреть, что он увидел, он должен был знать работу тех, кто пришел перед ним. Он должен был начать с более высокой точки зрения, чем кто-либо в истории.

Старые открытия подтолкнули знание ближе к истине, чтобы Ньютон мог подтолкнуть их еще ближе. Без осознания прошлых идей его собственная точка отсчета была бы отключена.
Открытия никогда не являются продуктом чистой одноручной оригинальности. Этого не существует.

Все, что вам нужно – знать

Сегодня Ньютон считается отцом современной науки. Он выглядел далеко за пределами того, что раньше было замечено, и он продвигал наши знания в области физики и математики.
По иронии судьбы, он знал лучше, чем большинство, что это еще не все. Он глубоко оценил и понял, как происходит процесс открытия. Он знал, что ему нужна помощь.

Его слова «Если я видел дальше других, то потому, что стоял на плечах гигантов» говорят о том, как мы продвигаемся вперед. Это напоминание о том, чтобы поделиться заслугами наших успехов и использовать силу того, чему другие могут научить нас.

Наше процветание как вида опирается на наш коллективный интеллект. В одиночку и без силы прошлых знаний мы не были бы такими, какие мы есть сегодня. Мы полагаемся на других больше, чем на самих себя.

Даже изобретения и открытия, которые мы считаем оригинальными, не совсем таковые. Они являются продуктом простого и сложного сочетания существующих элементов нашей реальности. Творческий процесс – это всего лишь способ найти отношения между тем, что уже известно. Никто из нас не может сделать это один, и нам это не нужно.

«Любой, кто не смущен тем, кем они были в прошлом году, вероятно, недостаточно учится»

– Ален де Боттон