596

В разгар глобального кризиса коронавируса есть феномен, который может заинтриговать нас. Речь идёт об отрицании пандемии. Некоторые чиновники и отдельные лица даже сегодня не видят и не принимают серьезность фактов. Этот тип реакционного поведения существовал всегда, но в чрезвычайных ситуациях, подобных этому, он продолжает удивлять нас.

Несколько недель назад премьер-министр Великобритании Борис Джонсон призвал к реализации стратегии «коллективного иммунитета». То есть разрешить свободное перемещение населения, чтобы большая его часть переболела. Предполагается, что этот процесс способствует естественному иммунитету. Позже ему сообщили, что если следовать этой стратегии, погибнет полмиллиона британцев.

На сегодняшний день принудительное заключение было наложено на многие страны. Мы могли бы привести другие примечательные и столь же яркие примеры. Президент Мексики Андрес Мануэль Лопес Обрадор призвал своих людей пойти поесть, нормально жить, продолжать организовывать общественные мероприятия, чтобы экономика могла держаться. Безответственность этих лидеров может быть разрушительной в краткосрочной и долгосрочной перспективе.

Очевидно, что через несколько дней многие из этих негативных лидеров в конечном итоге примут ограничительные меры. Однако распространение инфекции будет неизбежным, а воздействие на здоровье — огромным.

Отрицание пандемии уносит жизни и, к сожалению, это явление, которое повторяется во всем мире.

Психология отрицания пандемии: с чем связано это явление?

Непринятие пандемии не происходит исключительно в политической сфере. Возможно, наиболее серьезным является то, как на индивидуальном уровне многие люди выходят из условий содержания и оспаривают введенные меры.

Число людей, арестованных за нарушение правил, увеличивается с каждым днем. Мы обнаруживаем поведение, которое, вероятно, граничит с гротеском.

Можно сказать, что они просто безответственны. Однако с психологической точки зрения этот факт вызывает большой интерес.

Хотя значительная часть населения испытывает страх и беспокойство в присутствии неизвестного вируса, другие не придают этому значения. Сталкиваясь с изображениями, которые мы видим каждый день в виде переполненных больниц, числа зараженных людей и смертности, некоторые люди воспринимают это безразлично.

Ошибка атрибуции и теория сознания

Теория сознания говорит нам, что люди способны приписывать мысли и намерения других людей. Речь идет о понимании и предсказании того, что думают другие люди и как они будут реагировать на определенные обстоятельства. В этом контексте есть особенность: ошибка атрибуции.

Это происходит, когда мы думаем, что другие поступают неправильно или слишком остро реагируют. Эксперты говорят нам, что иногда наш мозг не в состоянии применить самый важный инстинкт — инстинкт выживания. Чтобы лучше это понять, приведем пример.

Как будто мы видим сотни бегущих газелей и думаем, что они все просто преувеличивают. Мы можем сказать себе, что, если они продолжат в том же духе, они рискуют стать причиной несчастного случая. Однако мы не можем сделать вывод, что, возможно, эти животные бегут, потому что на них охотится крупный хищник.

Индивидуальное благополучие против групповой защиты, сохранение экономики

Другим эффектом, объясняющим отрицание пандемии, является чувство сохранности. Однако здесь мы можем различить две типологии: индивидуальную и государственную.

С одной стороны, есть люди, которые ставят во главу угла свое благополучие. Они не хотят менять свой образ жизни.

Многие люди думают, что коронавирус — это простой грипп, что он не окажет на них вредного воздействия. Они сводят к минимуму и устраняют любое отношение к опасности заражения других людей, страдают от серьезных заболеваний или несут ответственность за гибель людей.

Есть также случай с чиновниками, которые не готовы остановить экономику. Они считают само собой разумеющимся, что последствия закрытия страны могут быть хуже на экономическом уровне, чем на человеческом.

Эффект нереальности как объяснение отрицания пандемии

Отрицание пандемии, в свою очередь, объясняется любопытным, но неизбежным измерением: эффектом нереальности.

Нельзя отрицать, что каждый день, когда мы просыпаемся, солнце продолжает светить. У нас есть интернет, еда в холодильнике и близкие люди рядом. Как мы можем верить, что существует высокоинфекционный вирус, уносящий столько жизней?

Для многих слово «пандемия» — идея другой эпохи. Кроме того, почти наверняка, в мире, столь же продвинутом, как наш, мы найдем быстрый ответ на эту проблему. Многие наивно предполагают, что все решится через несколько дней.

К этому иллюзорному рассуждению добавляется тот факт, что большая часть населения привыкла видеть мир из окна социальных сетей. Все далеко, вы не можете коснуться этого, не можете чувствовать это, не можете слышать это. Это кажется безвредным. Как будто мы смотрим фильм.

Потеря и болезнь, кажется, далеки от дома, от нашей повседневной жизни. Влияние нереальности ощущается на многих людях, которые не могут принять серьезность и хуже всего  — действовать ответственно. Давайте будем предельно ясны — тот, кто не действует сейчас, уже опаздывает.

Отрицание пандемии уносит жизни, и, вероятно, потребуется гораздо больше времени, чтобы положить конец этому кризису.