1 477

Возможно, самое революционное генетическое исследование за последние несколько сотен лет доказывает, что мы все намного больше похожи на наших родителей, чем нам хотелось бы верить (или признавать). Новая область поведенческой эпигенетики (в значительной степени основанная на новаторских исследованиях микробиолога Моше Шифа и нейробиолога Майкла Мини, касающихся факторов среды и психологических факторов, которые влияют на формирование и проявления ДНК) раскрыла поразительные факты о генетической основе наших личностей. Оказывается, личность, в значительной степени, генетически унаследована от наших родителей. Но есть и хорошие новости: если вам не нравится набор генов, полученных от предков, вы вполне можете обменять их на те гены, которые вам больше подходят.

Эпигенетическая революция: заложена ли личность на генном уровне?

Но чтобы по-настоящему понять, как это сделать, нужно четко понимать, что такое эпигенетика. Со времени открытия ДНК малоизвестным швейцарским физиологом Фридрихом Мишером в 1869 году, научное сообщество в основном считало ДНК статичным, что означает, что ваш генетический код, полученный при рождении, по сути, останется неизменным на протяжении всей вашей жизни, что, в свою очередь, породило идею о генетической “модели”. Считалось, что, если вы не были отравлены химическими веществами или радиацией, ваша ДНК не меняется.

Однако, по мере продолжения исследований в области генома человека, стали появляться новые открытия, которые бросали вызов всем представлениям учёных о том, как мы растем и развиваемся из крошечных клеток на ранних стадиях развития плода. В частности, именно исследование, проведенное доктором Аароном Разиным, продемонстрировало, как внешние факторы могут влиять на проявления нашей ДНК спустя много лет после нашего рождения и фактически на протяжении всей нашей жизни.

Он обнаружил, что, в ответ на ряд биохимических факторов, организм присоединяет к нашей ДНК метильные или ацетильные группы, которые изменяют его физическую структуру и, следовательно, его функцию в организме. Метильные группы сжимают спираль ДНК, а ацетильные группы разматывают ее; сочетание этих превращений производит очень реальные эффекты, которые, как обнаружили исследования, в основном довольно устойчивы до тех пор, пока дальнейшие биохимические факторы не повлияют на ДНК и не изменят ее, что, по сути, может произойти в любой момент.

В течение многих лет считалось, что эти биохимические факторы влияют, в основном, на наш организм, и, как правило, происходят бессознательно. Тем не менее, после случайной встречи в баре в Испании в начале 1990-х годов, за которой последовали годы новаторских совместных углублённых исследований в области эпигенетики, Шиф и Мини обнаружили в ходе классических научных экспериментах на крысах (с абсолютно точностью) – что влияние ДНК оказалось гораздо более гибким, чем предполагалось ранее. Настолько гибким, что поведение, а точнее, особенности личности, могут вызвать её изменение, что ставит вопрос о том, является ли личность генетически обусловленной?

Они разработали простой, но утончённый эксперимент, в котором было две группы крыс: одни, воспитанные внимательными, заботливыми матерями, и другие, воспитанные невнимательными, нервными, беспечными матерями. Исследователи обнаружили, что в группе детенышей крыс, выращенных без надзора матерей, ДНК в гиппокампальной области мозга (которая отвечает за реакцию на стресс) была сильно метилирована. Метилирование сжимает ДНК и затрудняет чтение и копирование клетки, поэтому мозг крыс, выращенный невнимательными матерями, делает их буквально невротиками. Из-за сжатия ДНК они не могут сформировать достаточно глюкокортикоидных рецепторов в гиппокампе, чтобы снизить стресс. В группе детенышей крыс, выращенных кормящими матерями, метилирования ДНК в гиппокампе практически не было, что обусловило правильное образование глюкокортикоидных рецепторов. Как и следовало ожидать, эти крысы были намного спокойнее и сами по себе более общительными и заботливыми.

Дальнейшие исследования на крысах, проведенные нейробиологом Эриком Нестлером из Медицинской школы Икан на горе Синай в Нью-Йорке, показали, что даже опыт, полученный во взрослом возрасте, может влиять на гены крыс и их потомков: «В одном из исследований самцов мышей в течение 10 дней обижали более крупные и агрессивные мыши. В конце эксперимента, запуганные мыши стали социальными изгоями. Чтобы проверить, могут ли такие эффекты быть переданы следующему поколению, Нестлер взял одну группу запуганных мышей и спарил их с самками, но не позволял им когда-либо встречаться со своими потомками. Несмотря на то, что дети не общались со своими депрессивными отцами, они выросли сверхчувствительными к стрессу.

“Это был заметный эффект; потомки были значительно более подвержены депрессии”, – говорит он.

Эти результаты наглядное свидетельство тому, что, в значительной степени, характеристики личности передаются по наследству; это происходит на генетическом уровне, и может продолжаться в течение последующих поколений. Яблоко, как говорится, не падает далеко от яблони.

Генетика личностных характеристик: связь разума и тела

Некоторые могут сказать, что нужна большая смелость, чтобы перенести на людей результаты этого исследования генетического наследования личности, но дальнейшие новаторские исследования, проведенные специалистом по биологической эволюции, Брюсом Липтоном, среди прочего, ясно продемонстрировали, что этот эффект не уникален для крыс и проявляется у людей гораздо более изощренным образом, благодаря более сложному, мощному мозгу, которым мы наделены. Липтон пришёл к выводу, что в людях эпигенетические факторы в значительной степени определяются нашими представлениями о себе и мире вокруг нас.

Психоневрологическое исследование развития мозга в детстве показывает, что к шести годам уже сформированы почти все представления, которых мы придерживаемся на протяжении всей нашей взрослой жизни, большую их часть мы перенимаем, как вы уже догадались, от наших родителей.

Тем не менее, исследования Нестлера по генетически унаследованным чертам личности на этом не остановились. В последующем исследовании он обнаружил, что у потомства от запуганных отцов не всегда проявляются поведенческие отклонения, что доказывает, что мы не всегда ограничены наследственностью от определённого предка. Спросите любого психолога, и он подтвердит вам, что наследственные характеристики безусловно можно изменить, хотя в зависимости от конкретного человека, это бывает нелегко сделать.

И когда кажется, что ученые все выяснили, исследования природы эпигенетической мутации разбивают наше понимание сложной природы взаимодействий между разумом и телом, как, например, недавнее исследование, опубликованное в престижном журнале “PLOS One”, где говорится о том, что преимущества, связанные с регулярной практикой йоги, медитации и других подобных техник релаксации, также довольно легко изменяют нашу ДНК.

Исследователи из Института медицины разума/тела им. Бенсона-Генри в Массачусетской больнице общего профиля и Медицинском центре преподобной Бет Израэль обучили 26 взрослых участников (без предварительного опыта) различным методам релаксации, таким как медитация, мантра (повторение «священных» звуков) и осознание. Участники сдавали анализы крови непосредственно перед и сразу через 20 минут самостоятельной практики. Исследовав 22 000 различных последовательностей генов, исследователи смогли выявить и измерить любые изменения, которые произошли как вовремя, так и после применения различных техник релаксации.

Результаты не были удивительными для тех, кто практиковал осознание или медитацию в течение какого-то периода времени. У всех 26 участников наблюдались существенные изменения в генах, которые исследователи определили, как ответственные за релаксацию, старение, метаболизм и даже инсулиновую реакцию. Выяснилось, что эти изменения указывают на снижение реакции на стресс и активность в генах, ответственных за теломеры хромосом, а это означает, что практика медитации, мантры и осознания фактически инициирует изменения в организме, которые приводят к восстановлению ДНК.

Таким образом, в то время как наши личностные характеристики передаются по наследству, и мы совершенно определенно получаем очень четкий набор генов, мы можем поменять их на нечто лучшее, если захотим. Хотя еще не совсем ясно, в какой степени мы можем контролировать нашу ДНК с помощью биохимических и поведенческих факторов, очень ясно, что даже такая простая вещь, как мысль или вера, производит эффект, который влияет на наши личности и генетический код.